Землевладельцы

Чтобы укрепить свое экономическое и военное присутствие в Иордании, англичане создавали целую сеть соответствующих объектов — строили военные городки и склады, развертывали госпитали и пункты управления, прокладывали дороги, тянули нефтепроводы. Для этого требовались земли, в том числе плодородные, в стратегически важных районах страны, которые их в первую очередь интересовали. Именно поэтому мандатные власти мало считались с интересами коренного населения, систематическое ущемление прав которого осуществлялось со ссылками на нужды военного времени. Больше всего страдала от этого бедняцкая масса. Крупным земельным собственникам, владельцам лучших земель, пастбищ и водных источников, ставшим опорой британской администрации, потери компенсировались.
Положение в иорданской деревне определялось крайне низким уровнем развития производительных сил и производственных отношений. Патриархальное скотоводство и примитивное земледелие создавали почву для укоренения многочисленных докапиталистических форм хозяйства и превращали деревню в аморфный экономический организм. Однако здесь уже отчетливо наблюдалось социальное неравенство. В период между двумя мировыми войнами процессы имущественного расслоения и соответственно социально-классовой дифференциации довольно глубоко проникли в сельское общество и продолжали усиливаться в послевоенные годы.
Это видно хотя бы по масштабам концентрации земли у разных социальных групп сельского населения. По данным аграрной переписи начала 50-х годов, менее 10% сельских жителей представляли собой крупных земельных собственников и кулаков, а 77%—мелких и мельчайших землевладельцев.
Огромным социальным злом было безземелие. Почти половина иорданских крестьян перебивалась арендой карликовых наделов, работала по найму батраками, поденщиками.